Евгений Осин скончался 17 ноября на 55-м году жизни.
Фото: time.kg

Одной из главных тем, активно обсуждаемых сейчас в соцсетях, стала смерть популярного в 90-е годы певца Евгения Осина. Он умер в субботу, 17 ноября, на 55-м году жизни. Песни Евгения «Плачет девушка в автомате», «Таня плюс Володя», «Студентка-практикантка», «Портрет работы Пабло Пикассо» в свое время были настоящими хитами. Как выяснилось, судьба Евгения Осина связана и с Вологодчиной: в Череповце жил, работал и похоронен его отец Виктор Григорьевич.  

Евгений был очень похож на отца. Фото из архива певца. Опубликовано в журнале «Караван историй».


Как пишет «Российская газета», Евгений Осин родился 4 октября 1964 года в Москве. Его отец Виктор Григорьевич работал водителем троллейбуса и, как рассказывал в одном из интервью сам Евгений Осин, был адвентистом седьмого дня (международная церковь). Когда Жене исполнилось девять лет, родители развелись, Евгения и его сестру воспитывала мать - Валентина Ивановна. А Виктор Григорьевич уехал в Череповец, где возглавил местную ячейку адвентистов и работал в автоколонне.   

«Меня на суде спросили: «С кем ты хочешь остаться?» Я ответил: «С мамой», - вспоминал Евгений Осин.


«Насколько важно, чтобы у ребенка были оба родителя, я узнал слишком рано - мне было 9, когда папа от нас ушел, - вспоминал Евгений Осин в интервью журналу «Караван историй» (номер за июль 2015 года). - Иногда заходил ко мне в школу, переминаясь с ноги на ногу, спрашивал: «Как ты?» Приносил какие-то гостинцы… Но, когда меня на суде спросили: «С кем ты хочешь остаться?», я ответил: «С мамой». Честно говоря, папу тогда побаивался: он был строг, как все отцы, прошедшие войну. За проступки наказывал ремнем. Получив очередную двойку, я иногда по дороге домой думал: «Надо какую-нибудь фанерку в штаны подложить, чтоб не больно было».

Как рассказывал певец, история его родителей начиналась как в кино: «Папа в свои 20 с небольшим работал водителем троллейбуса. И несколько дней подряд, подъезжая к одной и той же остановке, замечал красивую девушку - мою будущую маму. Когда подвозил ее в очередной раз, наконец решился познакомиться. Потом они поженились, появился я, через пять лет - моя младшая сестра. И, видимо, уже тогда в нашей семье все было непросто: в альбоме сохранилась фотография, где мы запечатлены с родителями. И у мамы на голове фата - то есть они с папой расходились и поженились вновь».

Став старше, Евгений осознал, что могло быть одной из причин сложных отношений родителей. До свадьбы отец скрывал свое вероисповедание, а после все чаще поднимался вопрос о нетрадиционных религиозных убеждениях.

«Хотя моя бабушка Варвара крестила всех своих семерых детей в православной вере, папа еще маленьким мальчиком попал под влияние соседки по дому, которая оказалась сектанткой, прихожанкой Церкви адвентистов седьмого дня, - вспоминал Евгений Осин. - Та вечно заманивала его к себе на чай с конфеткой и параллельно промывала мозги: «Витенька, иконы - просто деревяшки. Бог должен жить в сердце». И когда папа вырос, в душе он уже был сектантом. И даже меня пару раз брал с собой в их молитвенный дом. Из тех походов я запомнил белый зал, пастора в светлом балахоне, множество улыбчивых иностранцев, раздающих заморские жвачки. Все эти люди казались очень милыми. Вскоре после развода мама меня крестила. Может, боялась, как бы и я не пошел по стопам отца?».

После развода родители разъехались. «Мы с мамой получили двухкомнатную квартиру в Текстильщиках, а папа - комнату в коммуналке, - рассказывал в интервью Евгений Осин. - Вскоре он переехал в Череповец, где возглавил ячейку свой секты. Официально он работал начальником автоколонны, но вся его жизнь уже была связана с общиной. В ней он нашел и вторую жену с говорящим именем - Ада. Казалось, эта женщина делала все, чтобы душа моего отца прямиком отправилась в ад…

Я всего лишь раз побывал у них в гостях, и тогда Ада Валентиновна изображала саму любезность. А когда отца не стало, ее абсолютно перестало интересовать мнение его родственников. На наследство мы с сестрой не претендовали. Я приехал на похороны, полностью их оплатил и просил заместителя отца в общине только об одном: поставить на могилу православный крест. Однако, узнав о моей просьбе, Ада воспротивилась».

Как признавался Евгений Осин, он переживал, что не смог попрощаться с отцом - смерть его была абсолютно неожиданной: «Папа ничем не болел, не пил, не курил… Просто однажды сел на диван, нагнулся и упал как подкошенный. Не дожил до 65 лет всего несколько месяцев. Незадолго до этого он приезжал в Москву, мы увиделись, я пригласил его к себе на дачу. Хотел познакомить с женой и маленькой дочкой. Папа согласился. Там же в последний раз они повидались с мамой - улыбнулись, глядя друг другу в глаза… Это и было их прощальное свидание».

Добавим, что по информации газеты «Комсомольская правда», Виктор Григорьевич Осин ушел из жизни 13 лет назад.  

Андрей Иванов