Уильям Брумфилд на встрече с вологжанами.
Фото: Алексей Колосов

В дни международной конференции «Диалог Форт Росс - встречи в России» в областную столицу приехал американский фотограф, историк, профессор славистики Университета Тулейна в Новом Орлеане Уильям Брумфилд.

Он провел встречу в Вологодской областной библиотеке им. И.В. Бабушкина. Американский профессор рассказал вологжанам о том, с чего начиналась его любовь к русской культуре и Русскому Северу, а также почему в Национальной галерее искусств его просили «больше не снимать Вологду».

Свое выступление Уильям Брумфилд начал с ностальгических воспоминаний о Вологодчине.

Коллекция Уильяма Брумфилда насчитывает 12,5 тысяч черно-белых фотоснимков и более 55 тысяч цветных цифровых фотографий памятников традиционной архитектуры Русского Севера. Часть коллекции – более 1000 фотографий памятников, сделанных в 1999-2003 годах, – Брумфилд передал библиотеке Конгресса США. Его фотоработы неоднократно выставлялись в различных музеях и галереях; они являются частью собрания фотоархива Национальной галереи искусств в Вашингтоне.

Первые встречи в Вологде были летом 1999 года. Именно в этой библиотеке Нэлли Николаевна Белова устроила нам встречу с Александром Васильевичем Камкиным [вологжанин - историк и культуролог, скончался в 2017 году - прим. ред.]. Дело наших дорогих друзей, которые ушли от нас, продолжается, их работа продолжается. Мы никогда не будем забывать, столько они сделали для культуры Вологодской области.

Столько поездок было по Вологодчине! Никогда не забуду… У меня в архиве больше ста тысяч фотографий. Основная коллекция хранится в Национальной галерее искусства. С галереей мы работаем больше 30 лет. Однажды, когда я вернулся из очередной поездки с Вологодчины, они [работники Национальной галереи искусства - прим. ред.] мне сказали: «Больше не снимайте Вологду, у нас столько фотографий, ну не справляемся мы.

«Помню как мы ехали с Уильямом в сорокаградусный мороз через Тотьму в Великий Устюг, - с разрешения профессора вступает в диалог с аудиторией его приятель. - Никогда не забуду его ботиночки из очень тонкой кожи. Как он в них бегал по сугробам, чтобы поймать хороший кадр. Сорокаградусный мороз, дорога ледяная, подъезжаем к Тотьме, внизу виднеются деревянные дома и идет дым - топят печи. Дым стоит облаком, получался очень красивый кадр. И я кричу: «Уильям, снимай, снимай скорее! Он выбежал из машины и залез в своих ботиночках прямо в сугроб, чтобы успеть снять эту картину».

Помню, фотография потом публиковалась на большом развороте в журнале «Life», - добавляет профессор. - Такие экстремальные условия дают наилучшие результаты. Тогда еще были проблемы с заправкой, мы долго ее искали.

В 91-м году я впервые побывал в Кириллове. Есть такие круизы из Москвы до Петербурга - тогда я увидел Кирилло-Белозерский монастырь. Для меня это было просто огромное благо. А в Вологде я побывал впервые летом 95-го года. Четверть века назад, почти юбилей.

О своих фотоработах профессор отзывается трепетно, с каждой его фотографией связана определенная история. Название всех церквей Вологодчины знает наизусть. По его мнению, снимок позволяет заглянуть в прошлое.  

Фотографии - это машина времени. Мы передвигаемся через фотографию в любое время, в любую эпоху. И таким образом мы сохраняем память наследия. О вашем наследии, а нашем общем наследии.

Также американский фотограф и историк рассказал, как на его родине относятся к его творчеству.

Есть в Америке спонсоры, без которых бы моя книга не увидела свет. Потому что это дорогое  удовольствие, мы бы не смогли без поддержки друзей. Все-таки наши люди понимают и ценят русскую культуру. Есть такие американские коллеги, которые, скажем так, узкого взгляда, они всегда спрашивали меня: «Зачем ты, славист и литературовед, занимаешься русской литературой, культурой?». Я отвечал: «С Божьей помощью». Да, я литературовед, славист, но фотография открыла мои глаза. В буквальном смысле: Россия открыла мои глаза. И с вашей помощью моя работа является мостом для этого виденья.

Наряду с вопросами про искусство и творчество, публика не удержалась от политических вопросов. На это профессор парировал: «В политику не вмешиваюсь! Это не мое дело». Но все же, на этот случай у профессора нашлась история знакомства с Полномочным Послом России в Соединённых Штатах Америки Анатолием Антоновым.

У меня была встреча с вашим послом Анатолием Ивановичем Антоновым, который выделил мне больше часа. Он подошел ко мне в большом зале посольства и сказал: «Я слышал, что вы лучше говорите по-русски, чем мы», ну он дипломат конечно (тут профессор лукаво улыбается, - прим. авт.), но все-таки это недалеко от истины. Оказывается, он из Омска. Мы разговорились: «Я знаю Омск, любимый мой город, но я еще знаю исторический город Тара, который находится к северу от Омска», - сказал я. Анатолий Иванович просто был в шоке: «Да, я помню, в детстве я был там в летнем лагере и страшно отравился». Так закрутила наша дружба. Я был в месте, где он отравился. Знаете, говорить с таким человеком, и на таком уровне - большая честь».

В заключение своего выступления гость рассказал вологжанам о том, как зарождалась его любовь к России, и какую роль сыграл в этом его отец.

Уильям Брумфилд издал серию книг об исторических городах Вологодской области:
• «Вологодский альбом» (2005)
• «Великий Устюг» (2007)
• «Кириллов. Ферапонтово» (2009)
• «Устюжна» (2010)
• «Белозерск» (2011)
• «Вологда» (2012)
• «Череповец» (2017)

Я южанин. Я вырос на юге в очень сложное время. Любовь к России у меня с детства. Я читал Толстого, мама любила русскую музыку, слушала ее еще на пластинках. Но, пожалуй, величайшую роль сыграла отцовская мудрость. Мой отец родился в 1895 году. Ему было 49 лет, когда я родился. Он служил в морской пехоте на западном фронте, участвовал в Первой мировой войне. Он прошел всю это мясорубку. Когда мне было всего 8 лет, отец увидел, как я играю солдатиками: как убивал русских «коммунистов». Тогда он подошел ко мне и сказал: «Сынок, русские - наши союзники, я их видел. Я видел, как они были в плену». Это было как гром среди ясного неба. Почему он так сказал? Я думаю, все к делу. Эта отцовская мудрость со мной на всю жизнь.

А на вопрос корреспондента 35ТВ, что значит Россия для американца, а в частности Вологодчина, профессор отвечает: «Я благодарен всем людям, которые мне помогают. Без их помощи, эта огромная работа была бы просто невозможна. Страна у вас огромная! (смеется).

Подготовила Юлия Горчакова