Фото ИА «Вологда Регион»

23 января в Вологде прошел митинг в поддержку Алексея Навального. Нет, нет, перечеркнутый текст - это вовсе не случайно оставленная редакторская правка. Просто вещи и события следует называть своими именами. То, что мы наблюдали в областном центре в минувшую субботу, было не акцией протеста. Скорее, это спровоцированная сходка, лишенная каких бы то ни было идейных мотивов. А очевидная подлость её организаторов - в использовании подростков, школьников и студентов в своих корыстных целях.

МИТИНГ КАК ХАЙП

Вообще, подготовка к проведению в стране несанкционированных акций протеста началась ещё до того, как «берлинский пациент» пересек российскую границу. И это главное, что надо понимать в этой истории. А акцент на попытке мобилизовать школьную подростковую аудиторию также понятен. Люди, которые выходили на митинги в 2011 году, разочаровались в «болотной оппозиции», не сумевшей сформулировать и предложить альтернативную идею развития страны.

И подростки, пожалуй, единственная аудитория, к которой ещё мог апеллировать Навальный, используя технологии соцсетей и особенности психологии «трудного переходного возраста». «Дети, айда на улицу, побегаем от ОМОНА, покричим матерные слова, разрисуем столбы маркерами» - вот во что в реальности превратился митинг. Хайп в чистом виде.

Но даже и здесь он не смог достичь желаемого результата. Десятки миллионов просмотров постов с призывом выйти на улицы, чтобы показать КТОЗДЕСЬВЛАСТЬ, в конечном счете обернулись пшиком. 20 тысяч для Москвы или 500 человек для Вологды – такой вышел результат.

ПРОТЕСТ РАДИ ПРОТЕСТА

Но дело даже не в количестве. А точнее – дело совсем не в количестве. Многие из нас прекрасно помнят митинги 90-х, когда пенсионеры требовали от власти выплаты пенсий, учителя – повышения зарплаты, медики – закупить элементарные лекарства и бинты в больницы. Каждая история, звучавшая на площади и с экранов телевизоров, – крик души отчаявшегося человека.

В наши дни митинги из нестоличных городов практически ушли. Всплывают они только в преддверии очередных выборов, когда полуживым партиям необходимо хоть как-то о себе напомнить занятому своими делами электорату. И на эти пикеты приходят люди, которые хоть как-то могут сформулировать свои требования к власти.

Что мы своими глазами наблюдали на акции протеста 23 января? Кто пришел на митинг? Ну, во-первых, это так называемые профессиональные оппозиционеры – и те, которые на этом зарабатывают, и те, кто в силу особенностей своего психоэмоционального состояния верят тому, что им говорят первые. Этих людей вы встретите практически на любом митинге – на улице Ярославской, где протестуют против детского сада в пользу аллеи, на набережной, скоро, видимо, появятся на месте строительства Некрасовского моста и так далее. Они составляли основной костяк взрослых участников протестной акции.

Судя по выступлениям и комментариям, были в подавляющем меньшинстве и действительно идейные адепты либеральной концепции развития (разумеется в том виде, в котором они ее себе представляют). Но они подчеркивали, что пришли не поддержать Навального, а выразить своё несогласие с властью. Нередко такие люди когда-то напрямую сталкивались с бездушием отдельных чиновников и, не найдя решения проблемы, сформировали своё отношение к власти в целом.

Молодежь, которая составляла большинство, легко делилась на две категории. Одна часть на вопрос: «Что вы здесь делаете и какие у вас претензии к власти?» отвечала абсолютно одинаково, словно ребята списывали с одной шпаргалки:

- В период правления Путина в нашей стране стало меньше больниц, школ, у людей нет свободы выражать свои мысли.

- Подождите, подождите, давайте на примере нашего города: вот открыли шесть детских садов новых, вот школу построили, вот построили перинатальный центр, вот уже заявили о строительстве новой поликлиники, вот дороги, вот вы стоите и выражаете свои мысли…

- У нас нечестные суды.

- Подождите, кого нечестно осудили?

- Навального.

- А вы знаете, что он нарушил закон?

- А еще коррупция у нас.

Разговор глухого со слепым получался, как ни крути, но зато стойко, по методичке.

Другие же откровенно признавались, что пришли себя показать да других посмотреть, иными словами – потусить. И претензий-то у них в общем никаких нет. Вполне себе свободно мыслят, учатся; мама, папа есть, работают, деньги получают. Хватает и на отпуск на море, и на модные кроссовки любимому чаду.

В ЧЁМ НЕДОВОЛЬСТВО?

В 14 часов на площади Революции обычных прогуливающихся было больше, чем «митингующих». В гайд-парк людей вышло больше – около полутысячи.

Кстати, городские власти, ожидая именно подростковую аудиторию, организовали в обоих местах горячее чаепитие и приготовили тёплые варежки.

Кстати, у такой чайной на площади Революции мы познакомились с парой студентов.

- Ребята, чего пришли? Чем недовольны?

- Так вот, судебная система у нас несправедливая, это даже по телевизору официально говорили. А ещё нам тоже набережная не нравится в бетоне.

- А вы знаете, что берег Вологды всегда укрепляли: и сто лет назад, и двести?

- Слышали.

- А чем не нравится тогда?

- Так природный ландшафт должен быть, естественный.

- Так не переживайте, бетонные плиты – это не конечный вариант, будет еще благоустройство набережной. Лучше же, когда все красиво, а не кусты, в которых попойки устраивают.

- Ну да. Кстати, я вот слышал, что наш мэр собирается берег Содемы благоустраивать. Вот я с этим согласен. Я вдоль него каждый день в институт хожу.

- А как же естественный природный ландшафт?

- (улыбается)

С ребятами расстались на позитивной ноте, они пошли по своим делам, мы стали возвращаться в редакцию, так как, казалось, акция протеста себя исчерпала.

ТЕХНОЛОГИЯ ПРОТЕСТА

Но цели заказчиков этих митингов были бы не достигнуты, если бы не было провокаций. В том, что они будут в Москве, Санкт-Петербурге и Хабаровске – сомнений не было ни у кого. Специально обученные люди провоцируют силовиков, а потом вешают себя на распятья «борцов с режимом» - технология давняя, отработанная и слишком очевидная, чтобы о ней долго говорить.

В Вологде же после первого часа протеста большинство граждан разошлось по домам. Но молодежный костяк, собранный навальнистом Евгением Доможировым, от гайд-парка прошествовал к зданию Правительства, а затем на площадь Революции. Там к 16 часам вечера собралось около 100 человек. В основном, молодежь от 14 лет и старше. Кстати, сам Доможиров детей бросил, с ними не пришёл. Но кураторы в группе оставались.

Когда на такой большой площади собирается 100 человек, со стороны как на ладони видна технология протеста. Вразумительных речей на импровизированной трибуне из сугроба было раз-два и обчёлся. То какая-то странноватого вида пожилая женщина жаловалась на необходимость платить за перевес багажа, путая килограммы, багаж и ручную кладь – к чему был этот спич вообще непонятно. Понятно другое: бабушка прочитала методичку, но не все поняла. Вскоре трибуну свернули – от нее оказалось мало толку. Остались только речёвки, нередко матерные. А как иначе подзадорить подростков?! ОНИЗДЕСЬВЛАСТЬ – они могут делать то, что в обычной жизни им запрещают их родители, школа и нормы этики и морали.

Речёвки выкрикивались по команде, сначала «запевала», потом остальные повторяют. Толпа нарочито обращалась в сторону, где дежурили бойцы ОМОН. Но Росгвардейцы были спокойны: как истинно «вежливые люди» наблюдали за происходящим в стороне.

Очевидно было, что акция протеста как таковая себя исчерпала, и пора было расходиться. Но не эту цель преследовали ее организаторы. Поэтому градус стал накаляться. «Матерный перезвон» на площади усиливался. По голосу отдельных людей стало понятно, что свою протестную прыть им дали подкрепить алкоголем. В ход пошли файеры, а действия кураторов, находящихся в толпе, вдруг стали направлены на ОМОНовцев.

Надо сказать, что наша Росгвардия сработала мягко и четко: из толпы взяли двух провокаторов и увели.

ПРЕСТУПИЛИ ЗАКОН

После этого случая напор протестующих ослаб. Но нет, не от страха, просто они лишились двух людей, видимо, игравших в толпе не последнюю роль. Подростки разделились на группы, где-то зазвучали песни – митинг постепенно превращался в тусовку.

Это вновь не устроило кураторов. Поэтому была дана команда – сначала собраться на коллективное фото, а потом пойти на Кремлевскую площадь. Толпа, в которой оставалось уже человек 50, двинулась через Каменный мост, аллею проспекта Победы - к Кремлевке. Но дотуда не дошла. И тоже понятно, почему. По пути она еще поредела и окончательно бы растворилась вдоль набережной.

Но организаторам нужна была ещё провокация. И разгоряченная алкоголем молодежь на неё легко поддалась. Молодые люди пошли к зданию Правительства области, сначала типа «няш-мяш» побросали по окнам снежки, а затем написали матерные слова на стене здания и… помочились на стену.

Результат у такого протеста, увы, печальный. Нарушители общественного порядка были тут же задержаны. Потому что в нашей стране можно свободно высказывать свои мысли – за это не арестовывают. Арестовывают за нарушение закона. По информации ИА «Вологда Регион», в отношении молодого человека, который написал на стене нецензурную брань, возбуждено уголовное дело.

Вы бы хотели, чтобы ваши дети в этом участвовали? Чтобы ими манипулировали, предлагали помочиться в центре города – это же такой хайп(!), покричать матерные речёвки, покидать в омоновцев камни. И все это ради чего?

Тем более сегодня достаточно инструментов, которые позволяют влиять на принимаемые решения. Есть огромное количество дискуссионных площадок – Молодежный парламент, Горком35, областной центр «Содружество». Власть призывает молодежь быть активной, участвовать в жизни страны, области, города, своего двора, в конце концов. И большое количество молодых людей, которые воспользовались этими механизмами, уже реализовали свои идеи и проекты. Вот этот путь понятен и перспективен. А к чему приводит улица, даже такая слабо организованная и малочисленная, мы видели 23 января.

Дмитрий Погодин