«Люди почему-то думают, что вертолет прилетит только за избранными, только за теми, у кого есть связи и деньги. Мы в любую деревню готовы полететь, когда на кону - человеческая жизнь. И важно, чтобы люди это знали, не давали себе умереть от безысходности», - говорит Сергей Дьяков, заведующий отделением экстренной и плановой консультативной медицинской помощи.

Вологда. 8.00 утра. Диспетчерская санавиации, или как правильно называть, Отделения экстренной и плановой медицинской консультативной помощи Вологодской областной больницы. Врачи и медсестры получают задания, планируют выезды и вылеты. Раздается звонок из Тотемской центральной районной больницы (это 200 километров от Вологды) - у пациента желудочное кровотечение. Нужна срочная операция и переливание крови.

Вообще, если расстояние составляет в пределах 150-200 километров, то пользуются автомобильным транспортом, а не вертолетом. Хотя многое, конечно, зависит от срочности необходимости оказания медицинской помощи и дорожных условий.

Здесь принимается решение лететь. Кроме того, еще троих лежачих пациентов нужно забрать из Никольска (в то же восточном направлении, по дороге - чуть более 400 километров) и перевезти их в областной центр. Диспетчер созванивается с авиапредприятием и передает задание на полет. С бригадой дожидаемся машину и выезжаем в аэропорт.

В Вологодской области еще в 1937 году было создано это специализированное мобильное подразделение, оно берет на себя все экстренные и сложные случаи, с которыми медики на местах справиться не могут. Сейчас в Отделении экстренной и плановой медицинской консультативной помощи, совмещая работу в других отделениях областной больницы, трудятся около тридцати человек.

В этом году с принятием приоритетной Программы по оказанию экстренной медицинской помощи в труднодоступных районах, которая была инициирована Президентом страны, увеличилось финансирование санавиации и изменились параметры госзадания: теперь считают не часы, а сами вылеты. «В таких условиях работать стало лучше», - замечает Сергей Дьяков. Если в 90-е годы санавиация не летала месяцами – просто не было государственного финансирования, чтобы оплатить вертолет, то теперь ситуация изменилась: с начала года совершено уже больше полсотни вылетов, к концу года, по прогнозам, их будет около сотни. Если учесть, еще и выезды автомобильной «кареты», то за полгода помощь получили 730 пациентов.

Впрочем, не все так радужно, как хотелось бы врачам. Они мечтают получить собственный вертолет санавиации, оборудованный по последнему слову медицинской техники. Но пока такой возможности нет, и они пользуются воздушным транспортом, который предоставляет «Вологодское авиапредприятие». Здесь в авиапарке, в основном, проверенные «Ми-8» и их модификации. Пусть и не молодые (построенные в начале 80-х годов), но вполне надежные машины.

В вертолете очень шумно и пахнет соляркой. Он взлетает тяжело, натужно и с ощутимой вибрацией. Однако уже на высоте десяти метров над землей все эти ощущения отступают, и мы начинаем набирать высоту гораздо мягче. Впереди более полутора часов лета до отдаленного райцентра и столько же обратно. С этим вылетом шансы на выздоровление для тяжелобольных людей резко повышаются.

Приземляемся в Никольске. Машины «скорой» уже ждут. Вертолет не глушит двигатель, чтобы снова поскорее взлететь. Пациентов переносят в вертолет, врач из районной больницы передает документы, родственники - пакеты с вещами. Снова взлетаем высь.

Нам приходится периодически летать на вертолете. Сразу и не подумаешь, что большинство людей никогда не летали и видели эти машины только издалека. Один из пациентов просит приподнять его, чтобы он мог посмотреть в иллюминатор с высоты птичьего полета. В его глазах читается неподдельный восторг. На какое-то время он даже забывает, что у него тяжелая травма и везут его в Вологду, потому что только там могут спасти его жизнь.

Мой провожатый в этот мир - заведующий отделением Сергей Дьяков. Несмотря на то, что на его плечах сейчас лежит сложная руководящая и организационная работа, он тоже бывает в районах и несет дежурство в отделении анестезии-реанимации, куда и поступают все те, кого доставляет санавиация. Сергей Владимирович - человек увлеченный, отличный специалист и собеседник. Он скромно просит не уделять его персоне много внимания и побольше рассказать о работе отделения.

«Люди почему-то привыкли думать, что вертолет - это только для избранных, для богатых», - возмущается Сергей Владимирович. Он рассказывает, что на самом деле они регулярно летают и ездят практически во все районы и не смотрят на социальный статус пациента.

По его убеждению, если люди будут знать, что в экстренной ситуации за ними прилетит вертолет, это вселит в них надежду и спокойствие. Интересуюсь, почему он так считает, а он ссылается на опыт войны во Вьетнаме: «Именно в той войне начали применяться вертолеты для эвакуации раненых. И в отличие от наших военных медиков зарубежные коллеги опубликовали больше статей на эту тему. Именно тогда было доказано, что экстренная эвакуация с фронта не только сокращает число летальных исходов, но поднимает моральный дух людей. Если знаешь, что тебя спасут, то и беспокойства меньше».

Поэтому ему хотелось бы, чтобы как можно больше людей знали о том, что в нашей области санавиация всегда готова вылететь за пациентом.

«Для них вызвать вертолет - это целое событие! На самом деле это обычная «скорая помощь», только по воздуху, вот и все. Если надо в деревню, значит полетим в деревню», - говорит доктор.

Сейчас, по его словам, необходимо, возрождать систему по всей области. В девяностые годы многие аэропорты оказались закрыты, были не нужны и, как следствие, пришли в негодность. Сейчас часто приходиться приземляться там, где есть возможность. В ближайших планах - определить места на трассах, где элементарно может приземлиться вертолет.

«Все-таки это не машина, не припаркуешься, где угодно. И действительно много случаев, когда пациентов просто нельзя транспортировать автомобильным транспортом», - говорит Сергей Дьяков.

Вот, например, недавно, 7 сентября, в Белозерскую ЦРБ Сергей Дьяков ездил на машине для консультации пациента с тяжелыми травмами грудной клетки и позвоночника. Там же он принял решение, что дальнейшее лечение должно проводиться в областной больнице и запланировал на следующий день эвакуацию вертолетом. Однако на следующее утро, буквально перед вылетом, поступило сообщение из соседнего Вашкинского района о еще одном «тяжелом» пациенте. Между райцентрами расстояние небольшое - решили лететь за обоими. Как выяснилось позже, для него счет шел на часы, и если бы не этот дополнительный перелет, все закончилось бы печально.

Здесь практически не бывает красивых историй, когда пациенты благодарят врачей: часто они даже не знают, кто спасал их жизнь. Дьяков вспоминает фразу из фильма «Афоня»: «Отсутствие жалоб со стороны населения - наша лучшая награда».

Кстати, сам Сергей Дьяков пережил серьезную аварию во время одного из выездов. Тогда он получил перелом руки, но продолжил оказывать помощь пациенту до прибытия другой машины. В результате у него развился тяжелый сепсис крови, для излечения ему самому пришлось перенести около двадцати (!) операций. За мужетсво и самоотверженность, проявленные тогда, Сергей Дьяков стал кавалером Ордена Мужества. Однако он не любит рассказывать об этом и больше думает о том, как наладить работу санавиации еще лучше.

Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров
  • Фото: Сергей Юров