Фото: Валентина Певцова

«Не-ет, молодежь в эту профессию не пойдет, ухаживать за стариками и инвалидами - труд тяжелый и зачастую неблагодарный, тут нужно недюжинное терпение, доброта и большое сердце», - говорит Нина Сухарева, социальный работник с 20-летним стажем. В эту сферу она попала случайно, да так и прикипела душой к своим подопечным. Им без нее - никак, а ей - без них. В этом убедились корреспонденты ИА «Вологда Регион», своими глазами увидев будни социального работника.

Рабочий день Нины Сухаревой начинается в 8 утра и заканчивается в 5-6 вечера. И это без обеда. За день ей нужно успеть навестить 4-5 клиентов в разных концах Вологды. Нина Николаевна, в отличие от своих коллег в районах, которым приходится ездить и на лодке, и на лыжах, и на велосипеде, пользуется общественным транспортом. Сегодня первая на маршруте - Ирина Воскресенская.

Ирина Владимировна не выходила из дома три года. Сначала отказало зрение, потом из-за болезни ампутировали ногу. По квартире она передвигается в инвалидной коляске. Ходунки, костыли и протез весом в 7 кг не спасают: без социального работника женщине не обойтись.

На Вологодчине сейчас «вспоможение чинят» свыше 5,5 тысяч специалистов. В 72 учреждениях соцзащиты они  помогают старикам, инвалидам, сиротам, семьям, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Только социальных работников в регионе насчитывается более 700.

«Жизнь разделилась на «до» и «после» операции, - рассказывает Ирина Владимировна, всю жизнь преподававшая музыку детям. - Мой муж ухаживает за своей 91-летней лежачей матерью,  сыновья работают и растят детей, так что все мое общение сейчас - телефон да телевизор. Слава Богу, руки у меня целы, и что могу, я делаю по дому сама: с грехом пополам готовлю, стираю, кушаю. А вот вымыть пол, купить продукты и лекарства, оплатить ЖКХ - все это делает соцработник. Нина Николаевна - моя вторая половинка, мне без нее не прожить, каждый день я жду ее, как манну небесную. Она приберет, принесет, поможет, сделает, что надо и даже больше. К примеру, телефон развалился недавно, так она его изолентой скрутила, сетка москитная порвалась - тут же зашила. И пообщаться мы с ней успеваем: обсуждаем цены, погоду, новости. Сегодня вон Анисину жалели - осталась с Джигурдой, но без ребенка».

«Вы - молодчина, не унываете, не капризничаете», - хвалит свою подопечную Нина Николаевна. За 20 лет работы в социальной сфере она повидала немало людского горя: были на попечении и незрячие, и безногие, и молодые, и старые. Многих уже схоронила, по многим поплакала, многих запомнила на всю жизнь.

Конечно, тяжело - и физически, и морально. Но что делать-то, жаль их всех. Бывшие врачи, учителя, дворники, начальники  - а старость у всех одна: беспомощная и одинокая.
Нина Сухарева

«Помню, пара была семейная: он с трудовым увечьем, она - инвалид с детства. А жили как - дружно, душа в душу, нарадоваться на них не могла. Жаль, он вскоре умер, она переехала в другой город, и теперь лишь изредка созваниваемся с ней. Бабушка была еще совсем слепая, но как-то умудрялась чашку поставить туда, где взяла. Фронтовик, помню, жил в деревянном доме (вода, дрова, помои), а потом его забрали в интернат. Десяткам людей довелось помогать в эти годы, многих докормила до конца. Как-то, помнится, укутала бабулю новым одеялом (еле уговорила: та все одеяло берегла, не хотела его «марать»), а на следующий день прихожу - бабуля уже холодная. Глаза ей закрыла, медиков вызвала, а потом меня как затрясло… Да и сейчас еще в таких ситуациях потряхивает - никак не могу привыкнуть…»

Каждый день у Нины Николаевны - как день сурка: сварить суп, прибраться в доме, сходить в магазин и аптеку, покормить (бывает, с ложечки), убрать судно, поменять памперсы, помыть в ванне, если попросят клиенты. Все навыки уже отработаны до автоматизма. К примеру, постельное белье у лежащего Нина Николаевна перестелет в считанные минуты, как в армии.

День социального работника отмечает 8 июня страна. Этот праздник в 2000 году учредил Владимир Путин. А почти за 300 лет до него, 8 июня 1701 года, Петр Первый подписал царский указ, положивший начало созданию государственной системы соцзащиты. «Для десяти человек больных в богадельне должен быть один здоровый, который бы за теми больными ходил и всякое им вспоможение чинил», значилось в документе.

«Конечно, тяжело - и физически, и морально. Но что делать-то, жаль их всех. Бывшие врачи, учителя, дворники, начальники  - а старость у всех одна: беспомощная и одинокая. Для меня они «большие дети», разве можно на них обижаться, с ними конфликтовать?! Я всех их стараюсь понять, выслушать и утешить. И вот что я заметила: люди у нас в основном очень сильные, «русские не сдаются» - это про них. Они не падают духом, не жалуются, не проклинают весь белый свет. И даже если сетуют на своих вечно занятых взрослых детей, то всегда находят повод оправдать их. И детям этим выросшим я никогда не звоню, не напоминаю, не ругаюсь: пусть все это будет на их совести».

Нина Николаевна сама уже на пенсии, но нелегкую работу бросать не собирается. Говорит, без дела ей не усидеть, да и зарплата лишней не будет, двоих внуков надо растить. Так что завтра она снова побежит к своим «большим детям»: прибирать, варить, кормить и менять памперсы. «А что, работа как работа, не лучше и не хуже других», -  разводит руками Нина Сухарева, спеша к очередному клиенту. Она знает: там нужны ее глаза, руки и ноги, ее недюжинное терпение, доброта и большое сердце.

Ольга Бурчевская