Фото: ria.ru
Пятьдесят два года назад, 18 марта 1965 года, человек впервые вышел в открытый космос. Это совершил космонавт Алексей Леонов с борта корабля «Восход-2» под управлением нашего земляка Павла Беляева. 

Об историческом полете рассказывает фильм «Время первых», он выходит в прокат 6 апреля. РИА Новости опубликовало фрагмент беседы дважды Героя Советского Союза, почетного гражданина Вологды, летчика-космонавта Алексея Леонова с продюсером Тимуром Бекмамбетовым. Этот разговор будет включен в документальный фильм студии Bazelevs «Время Первых. Леонов». 

Как рассказал Алексей Архипович, его любимый фильм о космосе – «Космическая одиссея 2001 года» Стэнли Кубрика по сценарию Артура Кларка. Космонавт был на его премьере в Вене в 1968 году и тогда подружился с Артуром Кларком.

«В тот раз он первый подошел ко мне с извинениями, - вспоминает Алексей Леонов. - Он спросил: «Ты заметил, что в эпизоде, где астронавты работают в открытом космосе, нет музыки - только тяжелое дыхание? Так это твое дыхание, я взял, не спрашивая». Вот так я стал участником и этой одиссеи… В 1965 году, во время выхода в космос, передавалась электрокардиограмма и запись дыхания космонавта. Вот ее и использовали создатели фильма. Помните эпизод с астронавтами в открытом космосе? В фильме все время звучит фоном классика, «Венский вальс», а в том фрагменте - только тяжелое дыхание космонавта».   

Кроме того, Алексей Леонов рассказал, что во время съемок фантастического фильма «Гравитация» с ним консультировался мексиканский режиссер Альфонсо Куарон. 

«В «Гравитации» есть эпизод, когда героиня Баллок разделяет корабль «Союз» и перемещается с помощью двигателей посадочного модуля, - говорит Алексей Леонов. - Аналогичным образом мы с Павлом Беляевым спускались с орбиты в 1965-м году и столкнулись с проблемами. Отделения приборно-агрегатного цеха от спускаемого аппарата тогда не произошло. 

Это может быть в двух случаях: либо мы где-то ошиблись и, следовательно, застряли на орбите, либо не сработали замки, и они сработают потом, от температуры. Ну, потом - это потом. А пока мы сидим и ждем, ничего не происходит. Я помню этот момент: двигатель отработал - и такая тишина… Сидим и молчим. И вот здесь я дрогнул. Подумал, что на Земле где-то бегает моя дочурка, и никто не знает, что здесь разворачивается. Смалодушничал!

А в «Гравитации» в итоге все сделали неправильно: они взяли и разделили корабль, а уже потом начали действовать. Наоборот надо было: сначала действовать, потом разделять».