Фото: games-of-thrones.ru

Новые подробности появились в деле Тимура Еремеева, объявившего себя внебрачным сыном народного артиста РСФСР Спартака Мишулина. Как выяснил портал «7days.ru», его назвали в честь героя фильма «Тимур и его команда», в то время как отец «хотел Шурика».

Напомним, актер Тимур Еремеев, чья мать родом из Вологды, всю жизнь считал, что он сын Спартака Мишулина, но заявил об этом только сейчас, спустя 12 лет после смерти всенародно любимого Карлсона и пана Директора из «Кабачка 13 стульев».  Вдова и законная дочь Мишулина обиделись и подали на «самозванца» в суд. Конфликт вылился на экраны ТВ: детали этой истории «разобрали по косточкам» сразу в двух  программах «Пусть говорят» на Первом канале. Но развязка еще впереди: Тимур Еремеев сдал анализы, чтобы подтвердить родство с Мишулиным, и в конце недели станет известно, действительно ли он  - сын звезды советского кинематографа.

Накануне обнародования ДНК-теста журнал «7days.ru» опубликовал запись эксклюзивного интервью мамы Еремеева. Она познакомилась со Спартаком Мишулиным в Вологде, будучи еще школьницей, а затем, окончив институт, перебралась в Москву и стала, по ее словам, встречаться с легендарным артистом.

«Я родила в 30 лет, — рассказывает Татьяна Анатольевна. — В роддом Спартак не приходил, Боже упаси. Он звонил. Помню, говорю: «Ну что, я уже!» Молчит. «Ну, я жду!» — «Мальчик!» — «Какой?» — «Вес 3750, рост 56 сантиметров». — «Ууу, богатырь!» Он хотел Шурика, а я назвала Тимуром. Смотрела фильм «Тимур и  его команда». В садике, в школе все говорили: «Тимур, где твоя команда? Бери и пошли».

По словам Татьяны Анатольевны, искушения дать сыну отчество Спартакович у нее не было.

«Я жила в коммуналке, — вспоминает она. — Если бы я, как сейчас, жила в Москве, а не в Вологде, я бы это сделала. Фамилию бы, конечно, не дала, а отчество — да. А тогда я этого не хотела. Я очень стеснялась и была очень зажатая, очень. Боялась, что у него неприятности будут. Подруга говорила: «Была б нахалка, пошла бы в профком, местком, партком, хай бы подняла. Я говорю, да ты что, мне 30 лет, чего, у меня все по любви, зачем мне это надо…»

Ольга Бурчевская